Новости

Главная страница / Новости / Русская бразильянка строит сыроварню в Приамурье

Русская бразильянка строит сыроварню в Приамурье

13.08.2020

Встретиться с президентом, купить большой дом, начать свое сыроварное дело и полюбить зиму. Агрипина Ануфриев-Егорофф – скромная женщина с платком на голове, в традиционном платье до пола и с искренней улыбкой на лице приехала в Россию всего полтора года назад. Без накоплений и с сыном-подростком она смогла создать свой домашний бизнес, купила дом, машину и строит свой производственный цех. До этого Агрипина притягивала любопытные взгляды свои укладом жизни. Переселенка из Бразилии – представитель общины староверов, которые сохранили российскую культуру и язык, несмотря на годы и расстояния. Сейчас русская бразильянка приковывает внимание благодаря своей предпринимательской хватке и верой в то, что все получится.

Наверное, полтора месяца назад я поймала себя на мысли, что не только говорю, но и думаю на русском, а не португальском. А до этого постоянно переводила русскую речь на португальский.

Родному языку меня научила мама. Вообще, первый язык, которому нас учат – это русский, а потом уже второй – у меня португальский – когда поступаем в школу, либо когда это необходимо в жизни. Сейчас на втором языке я продолжаю общаться с друзьями, которые остались в Бразилии.

Интерес к России у меня был всегда – для меня это что-то родное, несмотря на то, что ни я, ни мои родители никогда здесь не бывали. Родилась я в Боливии, но всю жизнь прожила в Бразилии... до того, как приехала в Россию. А случилось это 8 декабря 2018 года.

Первое впечатление? Я еще в аэропорту в Домодедово я услышала громкие голоса – женщины-сотрудницы  аэропорта кричали на людей. А потом я подошла вместе с сыном «пропечатывать» паспорт и мне тоже громко сказали, даже прокричали, что вдвоем проходить нельзя, нужно по очереди. Меня это шокировало, потому что я нигде такого не встречала. Сейчас я уже по-другому отношусь, пытаюсь понять, что могли пережить эти люди, что могло привести к такому отношению к другим. А сын на выходе из аэропорта упал несколько раз, он, как и я, никогда не видел снега, и вообще представление о России было другим. Но мы ни разу не пожалели.

В Бразилии у нас была ферма в 20 километрах от города – поля, коровы, сыроварня. До ближайшего соседа – 2 километра. Там трудилась вся моя семья, нас у мамы пятеро. Наверное, там я полностью реализовалась, каждый день происходило одно и то же – посев, продажа, другие дела. Мне нужна была встряска, и я ее получила. Но назвать себя смелой не могу, если бы не было помощи, я бы не улыбалась точно.

Окончательным толчком к переезду было приглашение Ивана Павловича Ефимова (прим.ред. заместитель генерального директора Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике). Мы встретились с ним в Сан-Пауло, обменялись номерами телефонами, он вел переговоры с консульством, помогал с документами, постоянно был на связи и в России также продолжает курировать.

Мы с сыном сначала поселились в Свободном – рядом с представителями нашей общины староверов. Потом мне помогли оформить льготную ипотеку, и мы купили дом в Волково. На этой кухне, этой плите и устроено пока мое домашнее производство сыра, а за окном строится наша сыроварня.

Я готовлю моцареллу по рецепту мамы. Она в юности прошла курсы  по сыроварению, а потом внесла свои доработки. Я использую сычужные ферменты, молоко и соль. Из ста литров молока получается 10 килограммов сыра. Для меня важно, чтобы продукт был свежим, поэтому я и переехала в Волково – здесь молоко доставляют за считанные минуты. Сыр приезжают пробовать со всей области, но большинство людей из Свободного и Благовещенска. Я сама привожу продукт в областной центр, сыр есть на крестьянском рынке в одном из магазинов. Стараюсь делать так, чтобы больше 3-5 дней продукт не лежал и не терял своего вкуса и свежести. Сыр можно есть просто так, делать шашлыки, добавлять в пиццу. Сын больше всего любит жареный сыр.

Я была на производстве у московских сыроваров, видела, что они делают моцареллу по-другому, и поняла, что мне есть что предложить. Сыр варю по вторникам, средам и четвергам. Объемы не такие большие, справляюсь сама, сын помогает. Молоко обычно заказываю с запасом, но его всегда не хватает, хотя о нас мало кто знает. Но если люди приезжают просто так – за сыром, его, скорее всего, у меня уже нет.

После встречи с Владимиром Путиным на ВЭФе многое изменилось, я просила о кредите под низкий процент, он поручил, чтобы правительство обо мне позаботилось. Я приехала в Россию без капитала, мне нужен был толчок. Иначе не смогла бы ничего создать и не важно – умею я что-то или нет. Власти быстро отреагировали, я смогла купить дом, машину и начать строительство.

Мне помогли разработать бизнес-план, оформить кредит на строительство и покупку оборудования, его привезут из Барнаула. В планах – до конца года построить сыроварню. Пока будем работать с сыном вдвоем. Сейчас я уже верю, что все получится. Уже придумали название «Сыры от Агриппины», но еще думаем над обложкой. Позже планируем готовить страчателлу и буррату. Мне эти сыры очень понравились, но потребуется дополнительное оборудование.

Свой скот я пока не собираюсь заводить. Мне еще нужны два-три года для адаптации, перемены произошли в моей жизни огромные. В Бразилии мы, например, сеяли только в сентябре, а здесь в июне это делать нужно. Хотя зиму я очень полюбила и очень ее жду. Летом работать сложнее, чем зимой. В холодное время я чувствую себя более собранной.


В Волково мне нравится. Недавно с соседями познакомились. Люди, конечно, оглядываются, смотрят, им любопытно. Я уже к этому вниманию привыкла. В Благовещенск приезжаю часто, машину тоже купила в кредит. Здесь пришлось пересдавать на права, мои международные не подошли – правила здесь другие. Вождение в городе сдала со второго раза. Не послушалась полицейского (смеется). Он в последний момент сказал повернуть, а мне такой маневр показался опасным, я ослушалась. Когда вышли из машины, он сказал, что я не сдала экзамен. Было грустно, но оттого, что я не поняла. Но вообще люди здесь очень хорошие, теплые, отзывчивые, которые позволяют создать вокруг себя что-то. Хотя мне очень нравится этот высокий забор у дома (смеется).

Я скучаю по родным, немного по морю. Но пока в путешествие не собираюсь, не люблю подолгу не бывать дома. Даже в Бразилии мы ехали несколько часов к побережью и в этот же день возвращались домой.

Сыну сейчас 16 лет, он никогда не писал на русском, учился на другом языке. Когда его тестировали здесь, сказали, что его знания подходят под уровень четвертого класса, и обычную программу он не потянет. Но он не огорчается, будет жить, и работать вместе со мной, а с учебой определимся позже. Уговаривать ехать в Россию его не пришлось, мы приняли это решение вместе.

Обычно я просыпаюсь в 4:45, очень люблю вставать еще до рассвета, если я не увидела, как встает солнце, считаю, что день потерян. Это уже что-то душевное.

Здесь на территории у меня есть небольшой огородик, буду делать заготовки, хотя непривычная к этому. Маринадов и солений у нас в Бразилии не делали.  Мы там жили одним днем и никаких погребов с картошкой и банок с вареньем. А здесь люди, которые пережили войну и какие-то сложные моменты, они привыкли делать запасы. Это отличается, и мне это нравится.

Поделиться в социальных сетях: